Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Украинизация и дерусификация

Хотя материал написан и с украинской точкой зрения, но практически с каждой строчкой согласен.

Процесс "украинизации Украины", о котором говорит автор, это нормальная практика нациестроительства. Точно также в XIX веке можно было говорить, скажем, об "офранзуживании Франции". Еще в 1850-х годах четверть населения этого гигантского "шестиугольника" не говорила по-французски и до происходящего в Париже ей было мало дела.

"Последние двадцать шесть лет — это ни что иное, как процесс диффузии Украины. Расширение ареала украинского языка и украинского взгляда на историю".

Точно также элита любого крупного национального государства в Европе навязывала (иногда насильственно, но по большей части ползучим и незаметным образом) своему гетерогенному населению единый культурный и политический стандарт. На Украине в роли реципиента этого стандарта выступал Юго-Восток.

Так что Украина двигалась вполне в предсказуемом русле. Но проблема в том, что в России этого упорно не хотели замечать, продолжая толковать о "триедином русском народе" вместо того, чтобы целенаправленно работать с русским меньшинством, пытаясь вырвать его из пространства складывающейся украинской нации.

Только война, как справедливо пишет автор, заставила (и то не всех) русских пройти путь "от хрестоматийного «Украины не существует» ("украинцы это испорченные русские") до «в Украине есть наша «новороссия». Увы, это произошло уже тогда, когда было сложно что-либо сделать и время было упущено.

Опять же, абсолютно правильно автор спрашивает: "где остановился бы фронт, если бы нынешняя война началась не в 2014 — а в 1992?". Можно еще спросить: где бы остановился фронт,если бы 26 лет российское руководство, вместо того чтобы твердить о "братских народах", готовило бы почву к сепарации/федерализации Юго-Востока?

Если бы вкачивались деньги не в пародийных Наталью Витренко и КПУ, а в русские национальные организации, если бы выходцам с Юго-Востока раздавалось бы гражданство, если бы тотально покупались спецслужбами силовики и чиновники региона, если бы на льготных кредитах выращивались бы пророссийские олигархи?

Ничего этого не делалось, вместо этого Кремль хотел затащить всю Украину в глобальные интеграционные проекты типа ЕврАзЭс. В Кремле делали ставку не на отрыв русскоязычной части Украины, а на то, чтобы протаскивать в Киев "своего" президента и тем самым контролировать ее всю. Типа, "лучше журавль в небе, чем синица в руке".

И эта стратегия в 2014 году оказалась абсолютно провальной. Но в Кремле, судя по всему, этого до сих пор не поняли. Вероятно, там надеются, что мол вот на следующих президентских выборах они сумеют договориться с кем надо (то ли с Тимошенко, то ли еще с кем-то), и всё опять пойдет по-старому. Иначе сложно объяснить подвисший статус Донбасса и пр.

Увы, но война стала водоразделом, после которого "диффузия Украины", вероятно, приняла необратимый характер. Уверен, что лет через 30-40, а может быть и раньше, молодое поколение даже в Харькове и в Одессе уже не будет говорить по-русски, ассоциировать себя с русской культурой, сидеть в российских соцсетях.

С точки зрения украинского нациестроительства это будет победой, но, как русский человек, я, конечно, никогда не буду - просто не смогу - этому радоваться, Можно ли радоваться, если 10-15 миллионов людей будут вычеркнуты из культурного пространства, к которому ты принадлежишь?

Есть ли будущее у русского национализма после Русской весны

Вывешиваю свою реплику, опубликованную в журнале "Вопросы национализма" (№ 27) в рамках экспертного опроса "Есть ли будущее у русского национализма?"

1. Согласны ли Вы с тем, что т.н. «Русская весна» завершилась? Если да, то каковы её итоги? Если нет, то каковы её перспективы? Есть ли политическое будущее у концепции «триединого русского народа»?

Условной датой окончания «Русской весны» можно считать 14 августа 2014 года, когда Игорь Стрелков под давлением Москвы покинул должность главнокомандующего донецким ополчением, после чего на Донбасс в массовом порядке были введены регулярные российские войска, а контроль за ситуацией в регионе окончательно перешел в руки лиц, далеких от каких-либо идейных соображений.

За пределами Донбасса «Русская Весна» закончилась еще раньше. 2 мая 2014 года украинские ультранационалисты при попустительстве местных властей кровавым образом подавили пророссийские протесты в Одессе, до этого их разгромили в Харьковской и Запорожской областях. Причина этого поражения кроется не столько в противодействии киевской власти, которая в тот момент имела мало влияния на местах, сколько в слабости пророссийских организаций на Украине.  Многие годы Москва не оказывала им никакой поддержки, а в идеологическом плане они так и не сумели встать под знамена русского национализма, апеллируя скорее к ностальгии старшего поколения по советскому прошлому.

Впрочем, было бы странно ожидать возникновения на Украине сильного русского движения, если даже в самой России русский национализм фактически находится под запретом. Поэтому на Украине так и не появился русский националистический проект, который мог бы составить конкуренцию пассионарному украинскому национализму, привлекательному для молодежи. В ситуации правового вакуума, сложившегося после бегства президента Януковича, исход ситуации могли бы переломить буквально несколько тысяч крепких молодых людей на фоне массовой митинговой активности остального населения. Но ничего подобного не было.

Collapse )

ЛНР-ДНР и русский национализм

Читаю интервью Ходаковского.

"Поэтому мы не можем что-то противопоставлять украинскому национализму, прибегая к услугам российского."

У меня глаз зацепился за эти слова, потому что они представляют собой почти дословное отзеркаливание моего тезиса, который я не раз озвучивал - дословное, но только со знаком минус.

Ходаковскому русский национализм не нужен. И в то же время он признается, насколько действенной может быть националистическая мобилизация:

"К нашему огромному удивлению, русскоязычные пацаны из Донбасса, дети шахтеров вербовались, уезжали в Киев и возвращались представителями «Правого сектора». Эта массовость вызвала у нас очень серьезные опасения".

Зная всё это, Ходаковский сознательно отказывается от того, чтобы прибегнуть к русскому национализму как эффективной контрмере.

Если представить на минуточку, что молодежь из Киева или Львова вдруг окажется в Донецке, кем она оттуда вернется? Антифашистами? Юными ленинцами? Георгиевскими ленточконосцами?

Да нет, конечно, потому что это унылое говно не имеет никакой инфицирующей силы. Оно может лишь тихо тлеть на обломках постсоветской империи, в умах уходящего старшего поколения, превращаясь в холодную золу.

Настоящий пожар может зажечь только национализм. Но в "ДНР-ЛНР" он уже, по-видимому, никогда не загорится и уж тем более никогда не сможет охватить близлежащие регионы Украины. Харьковская молодежь, выбирая между украинским национализмом и неосоветским УГ, предсказуемо выберет украинский национализм. А пенсионеры, которым ностальгировалось по СССР, лет через 10-15 окончательно перемрут.

В альтернативной реальности лицом "ДНР-ЛНР" мог бы стать какой-нибудь Алексей Мозговой, пусть со странноватыми взглядами, но всё равно действующий в парадигме русского национализма в широком смысле слова. Примечательно, что за пару дней до гибели Мозговой даже отправил обращение в Совет федерации с требованием признать "правосубъектность русского народа" и отказаться от обезличивающего термина "русскоязычное население".

Но в текущей реальности лицом "ДНР-ЛНР", хотим мы этого или нет, является коллективный Ходаковский. И поэтому судьба их будет печальна, увы.

Кризис русского национализма

А вот этот текстик я написал для журнала "Вопросы национализма", следующий номер которого будет посвящен кризису и расколу среди русской националистической общественности.
____________________________________________________________________
Русский национализм, как, впрочем, и все остальные политические течения, подчиняется логике развития страны в целом. В отличие от других бывших союзных республик, Россия после распада СССР не пошла по пути построения национального государства. Вместо этого на протяжении последних 23 лет российские власти предпринимали всё новые попытки реинтегрировать  бывшие «братские народы». С этой целью были созданы СНГ, ОДКБ, Союзное государство России и Белоруссии, и, наконец, Евразийский союз. Кремль экономически поощрял постсоветские режимы, закрывая глаза на их отношение к русским меньшинствам, и приветствовал массовую миграцию из ближнего зарубежья. Слова Владимира Путина, заявившего о невозможности введения визового режима с бывшими республиками Советского Союза, поскольку в таком случае «мы их совсем утратим», являются яркой иллюстрацией этой политики.
Затянувшийся постимперский транзит отразился и на русском национализме. Многие из тех, кого относят к его сторонниками, подобно руководству России страдают фантомными болями по утраченной империи. Особенно ярко это проявилось в связи с ситуацией на Украине. Несмотря на то, что русские националисты разошлись в своих оценках происходящего, многие из них исходили из одной и той же неоимперской парадигмы, просто по-разному интерпретированной.

Например, по мнению Дмитрия Демушкина, выступившего с критикой путинской политики в отношении Украины, «если кто-то хотел присоединить Крым, то надо было искать возможности присоединить всю Украину». Демушкин и его сторонники не видят смысла в локальных проявлениях русского ирредентизма, поскольку они хоронят «единство Великорусов, Малорусов и Белорусов». Представители данного лагеря (кстати, как и многие либералы) критикуют российскую власть за то, что она отпугнула «братские народы», то есть усложнила задачу по восстановлению имперского пространства. Сюда же относятся и русские ультраправые, примкнувшие к своим украинским коллегам, чтобы защищать от посягательств Москвы интересы «белых братьев». Как и в случае со сторонниками Демушкина, интернациональная славянская общность оказывается для них важнее отдельно взятой русской нации.

Представители национал-патриотической общественности, поддержавшие курс Кремля на Украине, также взглянули на текущие события с наднациональной «колокольни»,  однако увидели в них не крах имперского проекта, а, наоборот, первые серьезные шаги по возрождению империи, одновременно в дореволюционной и советской ее ипостасях. Многие из них, влившиеся в ряды повстанцев на Донбассе, восприняли войну на Украине не как межнациональное противостояние русских и украинцев, а как войну России с Западом за право оставить бывшие имперские владения в зоне своего влияния и выбить из Киева засевших там прозападных «фашистов», возродив, как заявил Александр Ходаковский, один из полевых командиров, «пророссийскую единую Украину».

В случае с Украиной, как и во многих других ситуациях, как действующая власть, так и большинство ее противников и сторонников из околонационалистических кругов вообще не мыслят в национальных категориях.  Основная задача любого националистического движения в привычном смысле этого слова состоит в том, чтобы добиться максимального совпадения границ нации и государства, но для большинства активистов русского национального движения она вообще не стоит на повестке дня. В глазах Игоря Стрелкова, ставшего для национал-патриотов символом сопротивления Юго-Востока, сама идея создания русского национального государства является опасным отступлением от имперских канонов: «как построить "национальное" государство на месте многовековой Российской Империи, в которой мирно жили и развивались сотни народов», вопрошает он.

Разумеется, существует и прослойка русских националистов, которые всё-таки руководствуются традиционной европейской идеей nation state. Эта идея предполагает, как можно видеть из истории XIX-XX веков, не только этнокультурную гомогенизацию уже имеющегося населения, но и включение в состав национального государства зарубежных территорий компактного проживания соотечественников. Разумеется, сдвиг существующих границ не всегда реализуем в силу внешнеполитических причин, однако in potentia националисты никогда не отказываются от такого сценария.  Поэтому в событиях в Крыму и на Донбассе некоторые представители русского национализма (в основном национал-демократической ориентации) увидели попытку русского меньшинства на Украине воссоединиться с остальной русской нацией и приветствовали ее.

Такая точка зрения навлекла на национал-демократов критику с разных сторон. Действительно, им нередко приходилось выдавать желаемое за действительное. Не говоря уже о позиции Москвы, как уже отмечалось, многие ключевые действующие лица в Крыму и самопровозглашенных Луганской и Донецкой республиках, вопреки национал-демократам, не осознают происходящее в качестве русской ирриденты. Не находят понимания национал-демократы и у сторонников «славянского единства», которые не видят разницы между русскими и украинцами и потому не приемлют конфликта между ними. Наконец, желание национал-демократов ограничить амбиции России на постсоветском пространстве защитой русских меньшинств неприемлемо для национал-патриотов, считающих, что война на Донбассе должна стать началом полномасштабной имперской экспансии.

Кризис русского национализма начался не вчера и даже не 20 лет назад. Он вытекает из исторических особенной российской государственности, из-за которых русская политическая нация так и не состоялась. Имперская идея всё еще властвует над умами  - вот почему повстанцы Юго-Востока поднимают на своих блокпостах советские знамена, а их критики из числа организаторов «Русских маршей» рассуждают о единстве малороссов и великороссов, не замечая украинских бомб, обрушивающихся на города Донбасса. Кризисные явления в русском национализме свидетельствуют о том, что поворот России от империи к русскому национальному государству произойдет еще очень нескоро.  

нефть

Вот, говорят, вышел в свет и уже продается в "Фаланстере" номер 19 "Вопросов национализма".

Тема номера - "Русское будущее", в него вошли статьи с предложениями из серии "как нам обустроить Россию" [разумеется, какое-либо будущее, а тем более русское, у России будет при условии, что нынешних упырей удастся сковырнуть].

Среди прочих материалов и моя статья - "Как сберегать нефтяные деньги: идея нации, Джон Ролз и фонды будущих поколений".

Тема достаточно актуальная, учитывая, что сейчас происходит активный попил Фонда национального благосостояния, к Резервному фонду упыри тоже руки тянут.

В статье есть экскурс в политическую философию (идея нации, общественный договор и невозобновляемые ресурсы). Ну и несколько слов об опыте Глобального пенсионного фонда Норвегии и Перманентного фонда Аляски. Ну и озвучено предложение сделать нечто подобное у нас.

Конечно, я не экономист, но мне показалось важным озвучить данный концепт, поскольку, на мой взгляд, сама идея фонда будущих поколений по сути глубоко национальна и в некотором смысле есть квинтэссенция национализма.

Так что если кому-нибудь интересно - прочитайте в журнале. В электронном виде "ВН", кажется, тоже можно купить.

Почему Украине надо отделить Донбасс

На официальном англоязычном сайте Евромайдана опубликована статья, в которой говорится, почему Украине лучше отделить Донбасс. Помимо экономических причин называются и политические: если бы в 2010 году в составе Украины не было бы Донбасса и Крыма, то Янукович вообще бы не пришел к власти и не случилось бы всей этой кровавой бойни на Майдане и пр.

украина выборы

Вот если нынешняя или будущая киевская власть найдут в себе мужество пойти на отделение Донбасса, то я их даже зауважаю. И это будет воистину революционный шаг. В свое время российская власть так и не решилась отделить кое-какой всем известный регион, за что до сих пор расплачиваемся мы все, сталкиваясь на улицах с "борцухами" и оплачивая за счет наших налогов небоскребы в Грозном.

Неужели Киев решил наступить на те же грабли, что Ельцин и Путин, ввязываясь в полномасштабную партизанскую войну с неизбежными жертвами среди местного населения, каковые были 11 мая в Красноармейске и 9 мая в Мариуполе?

Ну, допустим, через пару лет Киев раздавит вооруженное сопротивление, но уровень напряженности на Донбассе всё равно будет очень значительным. Чтобы его снизить, Киеву нужно будет усиленно вкладываться в этот регион, дотировать угольную промышленность, строить небоскребы в Луганске и пр.




Да, отнюдь не все на Донбассе поддерживают его отделение, но, как было видно из многочасовых очередей на прошедшем референдуме (согласен, нормальным референдумом назвать его сложно, но тем не менее), часть людей этот лозунг разделяют. И это - самая активная прослойка. Другие тупо сидят дома.

В Чечне, уверен, тоже отнюдь не все чеченцы (про русских уж и не говорю) выступали за полное размежевание с РФ в стиле Басаева и Масхадова. В Чечне тоже воевали многочисленные наемники, добровольцы из других стран и просто головорезы. И? Чеченские сепаратисты - и это главное - не были не весть откуда взявшейся кучкой террористов, они пользовались поддержкой населения, и когда началась война, эта поддержка из-за жестокостей федералов лишь возрастала.

Наконец, как видно из соцопросов, Донбасс (Луганская и Донецкая области) - это единственный регион Украины, где сепаратистские настроения сильны. Остальной Юго-Восток проукраинский. То есть если Донбасс отделиться, дальнейшая дезинтеграция Украине не грозит, наоборот, она станет более монолитным национальным государством.

Ну а пока либеральная общественность и некоторые националисты меня продолжают шокировать. Они выступали против войны в Чечне, но поддерживают войну на Донбассе, они выступали под лозунгом "Хватит кормить Кавказ", но теперь фактически призывают Украину кормить Донбасс.

Вы думаете, своими восторгами по поводу "антитеррористической" операции на Донбассе вы помогаете братскому народу? Скорее наоборот, вы подталкиваете Украину в пропасть. Сейчас нужно не стрелять, а сесть за стол переговоров. И тихо-мирно оформить "цивилизованный развод".

Майдан был воодушевляющим примером демократической революции, но неужели теперь нужно запятнать идеалы свободы кровью? Перемазавшись в крови, украинцы станут такими же, как и Путин, от влияния которого они хотят освободить свою страну. Если месяц назад я даже сочувствовал новым украинским властям, то сейчас уже сложно им симпатизировать.

украина яценюк

Яценюк в БТРе - неужели за это погибала "Небесная сотня"?

P.S. Сегодня Иноземцев написал текст на эту же тему.

Никогда мы не будем братьями

Написал статью в связи с Украиной, с упором на внешнюю политику. "Русский эносис" - это благое пожелание, конечно, я почти не надеюсь, что РФия возьмет на него курс. А вот этот тезис, не мой взгляд, достаточно бесспорен:

Крым и Донбасс похоронили неосоветский интеграционный проект - окончательно и бесповоротно. Мало того, что Украина теперь уже никогда и ни при каких обстоятельствах не станет членом Таможенного союза, который без ее участия фактически теряет смысл. Но ведь и Казахстан, на севере которого компактно проживает почти четыре миллиона русских, очень хорошо услышал слова Путина про «разделенный русский народ». Разве нельзя себе представить такой сценарий, что лет через пять, после смерти Назарбаева, в Казахстане к власти приходят националисты, и уже на следующий день в Павлодаре и Усть-Каменогорске появляются хорошо вооруженные «вежливые люди»? Вы полагаете, что казахские элиты не просчитывают такой вариант, вы думаете, что они и дальше будут вольготно себя чувствовать в Таможенном союзе? Как говорится в популярном стихотворении украинской поэтессы Анастасии Дмитрук, «никогда мы не будем братьями». России уже никогда не удастся убедить своих нынешних союзников, чьи территории могут стать целью следующего аншлюса (речь идет, прежде всего, о Белоруссии и Казахстане) в дружественности своих намерений.


17 апреля 2014 года 16:32
Никогда мы не будем братьями

У России на постсоветском пространстве больше не осталось союзников, кроме русского народа
Текст целиком >>>

Руссо, национализм и "Логос"

Заглянул сегодня на презентацию номера "Логоса" про Руссо, которая проходила в недавно открытой хипстерской Библиотеке им. Достоевского на Чистых прудах. Забавное место - прохожие заглядывают в огромные окна и видят полный зал странных людей, что-то слушающих. Один из прохожих не выдержал, подбежал к окну и крикнул "брбрбрбр" - это был образчик естественного человека, надо полагать.

Выступали Руслан Хестанов (увы, я опоздал, так что его не слышал), Виталий Лейбин, главред "Русского репортера" (говорил он долго, но я ничего не понял), Тимофей Дмитриев и Евгений Блинов (последние - авторы статей, вошедших в номер). Дирижировал всем Валерий Анашвили.

Сам номер я прочитал уже довольно давно - переводные материалы мне не очень понравились (про Руссо можно было бы перевести что-нибудь и поинтересней, благо есть из чего выбирать). Из статей нашенских авторов самыми интересными показались тексты упомянутого Евгения Блинова (про Руссо, ВФР и языковую политику) и Ольги Рогинской (про то, как Руссо сделал "Робинзона Крузо" детским чтивом).

На презентации стало живенько, когда вспомнили про Майдан - я и сам вспоминал его, читая статью Блинова про говорение на площадях, вооруженных граждан и прямую демократию [для непонятливых - да, 1789 отчасти повторился в 2014, вы думали, что национальные революции остались где-то там в прошлом? :) ]

Я задал вопрос о том, можно ли считать Руссо первым европейским националистом, то есть человеком, который начал мыслить в категориях модерной нации? Блинов с этим согласился, ну а Дмитриев и вовсе стал говорить про провал хабермасовского проекта конституционного патриотизма - Руссо, по его словам, за 250 лет предугадал, что политические общности невозможны без национальной, эмоциональной, этнокультурной составляющей.

Тут испугался Анашвили, что всё это переходит в пропаганду, и лавочку свернули. Но ответ на вопрос, поставленный в анонсе встречи
"Почему Руссо называют первым современным человеком?" по факту ответ всё-таки прозвучал: "потому что он был первым националистом".

P.S. Вообще лично мне Руссо, конечно, интересен не только этим - а главном образом своим концептом "естественного человека", срисованным с Homo ferus и орангутангов, и той ролью, которую он сыграл в истории сексуальности. Вообще хочу как-нибудь написать об этом большой текст. В нынешнем выпуске "Логоса" эти темы не затронуты - хотя, конечно, нельзя объять необъятное.

Русский национализм и национальное строительство в посткоммунистических странах

maidan

Работник одиннадцатого часа: русский национализм и национальное строительство в посткоммунистических странах

Крах коммунистических режимов в СССР и странах Восточного блока (1989-1991) практически повсеместно сопровождался ростом национализма. На смену прежним многонациональным образованиям (СССР, Чехословакия, Югославия) пришло множество новых национальных государств. В политической жизни стран, формально независимых к моменту распада Варшавского договора (Венгрия, Румыния, Польша), идея нации стала играть заметно большую роль по сравнению с послевоенной системой «народных демократий». Одновременный запуск процессов нациестроительства на посткоммунистическом пространстве заставил исследователей обратиться к обсуждению феномена «волн национализма» (Beissinger, 1996).

К числу более ранних примеров подобных «волн» можно отнести националистический подъем в странах Европы в начале XIX века, связанный с реакцией на Великую французскую революцию; европейскую «Весну народов» (1848-1849) и возникновение национальных государств в результате распада многонациональных империй, участвовавших в Первой мировой войне. По мнению Ганса-Юргена Пуле (2010), посткоммунистические национализмы в Восточной Европе являются уже шестой по счету волной националистической мобилизации. О ее порядковом номере можно спорить (он зависит от методики подсчета предыдущих «волн»), однако далеко идущие последствия подъема посткоммунистических национализмов сложно отрицать: некоторые специалисты даже сравнивают их с последствиями Великой французской революции (Pearson, 1995).

Единственной посткоммунистической страной, которую до сих пор не затронула вышеупомянутая «волна» национализмов, остается Россия. В отличие от стран Восточной и Центральной Европы и бывших советских республик, которые за минувшие 25 лет с разной долей успеха трансформировались в национальные государства, Россия так и не встала на этот путь. Российские власти продолжают ориентироваться на советскую модель «институционализированной многонациональности» (Brubaker, 1994), которая вместо создания одной относительно гомогенной нации предполагает культивирование множества малых наций в качестве составных частей общности более высокого порядка («многонационального советского/российского народа»). Это видно, например, из анализа «Стратегии государственной национальной политики РФ до 2025 года»: наряду с «укреплением единства российской нации» она парадоксальным образом провозглашает «сохранение и развитие этнокультурного многообразия народов России».

Русскому большинству в российской системе институционализированной многонациональности отведена роль связующего элемента, который не может претендовать на какую-либо политическую субъектность. Российская Федерация унаследовала от СССР систему ассиметричного федерализма, где национально-территориальные образования предусмотрены только для малых наций. У русских нет «собственных» республик, а Россия как государство представляет интересы не русской нации, а «многонационального российского народа» в целом. Даже намеки на русское нациестроительство рассматриваются как посягательство на государственные устои. В программной статье Владимира Путина, посвященной национальному вопросу (2012), специально отмечалось, что «попытки проповедовать идеи построения русского «национального», моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории».
Collapse )

Украина: Nationalism Rules

Меня всегда умиляли "высокоинтеллектуальные" товарищи, которые, заслышав о нации и национальном государстве, делают презрительную гримаску: "ну позвольте, какой национализм? это было актуально два века назад, в эпоху глобализации национальная идея уже никого не может зажечь, это всё осталось в прошлом".

Такие "интеллектуалы" напрочь забыли о "бархатном" разделе Чехословакии, об отнюдь не бархатном разделе Югославии, который закончился совсем недавно, с отделением Косово в 2008 году. Ребята, дорогие, если вы еще не поняли - принцип национального государства (да-да, со всем присущим ему этнокультурным привкусом) до сих пор является определяющим для Европы.

Подчеркну - для Европы, для региона, где основной политической моделью является демократия. Вот в Африке, да, продолжают жить в границах, прочерченных еще колонизаторами поверх этнических различий. Там "многонациональность" сойдет - диктатору не очень важно, что его поданные говорят на разных языках и относят себя к разным народам, потому что политический процесс вообще никак от населения не зависит.

Если Франция, Италия, Германия особенно не заморачиваются по поводу nation state, так это потому, что они его у себя уже построили - после череды войн, взаимных территориальных претензий, кровавых революций, депортаций. Тем, кто этого еще не сделал, нацбилдинг еще предстоит.

События на Украине - это душ холодной воды для всех любителей поумничать о "постнациональном" мире. Что, если не национальное чувство заставляет украинцев идти под удары дубинок, под резиновые и нерезиновые пули, лишаться глаз, пальцев, жизни? Идея нации больше не работает? Но что мы тогда видим на Майдане?

"Как эти люди способны выносить все это, я не понимаю. Я больше пятнадцати-двадцати близких разрывов светошумовых гранат за раз вынести не в состоянии" -- удивляется Аркадий Бабченко.  Объяснение этому феномену одно  - национальное чувство. Оно и только оно в современном мире может вдохновить людей на такое.

Чем нынешние события в Киеве принципиально отличаются от мартовской революции в Берлине полуторавековой давности? Тогда только в Берлине погибли сотни человек, но в итоге впервые был созван общегерманский парламент, который фактически положил начало немецкому национальному государству. Борьба за свободу и борьба за нацию - это одно и то же.

Кстати, уже в 1848 году власти пытались списать национальную революцию на происки иностранных агентов: "Так как их [бунтовщиков] упорное стремление проникнуть во дворец давало право опасаться с их стороны грубых выходок и оскорблений моих храбрых и верных солдат, то оставалось только очистить площадь при помощи кавалерии, последняя шла шагом и имела оружие в ножнах, причем у двух пехотинцев ружья выстрелили сами по себе. Благодарение богу, никто при этой не пострадал. Шайка злых людей, но большей части иностранцев, несмотря на розыски, скрывавшаяся целую неделю, совершенно извратила это обстоятельство, чтобы такою ложью способствовать проведению своих злых планов, и породила в пылких душах моих верных и дорогих берлинцев мысль о мести за невинно пролитую кровь".

"Ружья выстрелили сами по себе". Удивительно, но Янукович и некоторые российские комментаторы продолжают мыслить в парадигме прусского короля.

P.S. Не буду комментировать содержание украинского национального проекта. Его реализация, как и реализация всякого другого национального проекта, зависит исключительно от обстоятельств. Деятели немецкого национального движения в 1848 году видели в составе будущего немецкого национального государства Австрию, ага. Намек понятен?


1848 berlin
Берлин, 1848

ukr3
 Киев, 2013