Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Св. Катрин Лябуре

Прочел на праздниках книжку Рене Лорантена, французского богослова и члена Папской мариологической академии, о жизни Катрин Лябуре - святой, по мотивам видения которой был отчеканен знаменитый "Чудесный медальон".

Был приятно удивлен - никакой слащавости и высокопарности, столь характерной для житийного жанра. Напротив, довольно трезвое изложение, вполне передающее дух эпохи, на которую пришлась жизнь святой  (1806-1876).

Лябуре, уроженка маленькой бургундской деревушки, в качестве монахини конгрегации Дочерей Милосердия большую часть жизни провела в Париже и стала свидетельницей аж трех революций - 1830, 1848 и 1871. Поскольку республиканские идеи во Франции всегда были связаны с антиклерикализмом,  то сестры (как какие-нибудь местечковые евреи) жили в постоянном ожидании, что их будут громить и убивать.

И это не просто страхи. В 1830-м толпы уличных подростков приходят искать "спрятанное оружие", в 1871 коммунары приходят арестовывать настоятельницу (архиепископ Парижа Дарбуа, взятый в заложники, расстрелян), в 1848 году священники могут передвигаться по улицам исключительно без сутаны (архиепископ Парижа Афр застрелен на баррикадах).

Собственно, только симпатии бедноты из квартала, о которой они заботятся (и чудесный медальон?), и спасают сестер - в отличие от остальных конгрегаций, Дочери Милосердия существенно не пострадали во время всех этих событий - что воспринимается как настоящее чудо.

Собственно, сами знаменитые видения 1830 года произошли в наэлектризованной атмосфере Парижа, буквально перед самой июльской революции.  Лябуре только приехала в Париж и видит старенького Карла X, который участвует в торжественном перенесении мощей св. Винсента, основателя конгрегации. Страх за короля, толпы народа, предчувствие надвигающейся беды, экзальтированность молодой послушницы - Дева Мария едва ли могла найти более подходящее время и место для своего появления.

Вообще и св. Катрин, как и св. Бернадетта (которой Дева Мария явилась в Лурде в 1858-м) - это феномен своеобразной деревенской религиозности на сломе эпох. Вспышки религиозного энтузиазма, триггером которых послужили эти неграмотные простоватые девушки (до конца жизни св. Катрин делала в своих письмах кучу ошибок), смогли на мгновение затормозить стремительную секуляризацию страны.

Это была как бы последняя конвульсия старой (недо)французской "дремучей" деревни, об исчезновении которой так хорошо написал Вебер (другой, не тот, который про протестантскую этику)  в своем труде "Peasants into Frenchmen".

Жаль, тираж книжки Лорантена всего 300 экз.

всечеловечность, колониализм и Пушкинская речь

Федор Достоевский (1880, "Пушкинская речь"): "Я просто только говорю, что русская душа, что гений народа русского, может быть, наиболее способны, из всех народов, вместить в себе идею всечеловеческого единения, братской любви, трезвого взгляда, прощающего враждебное, различающего и извиняющего несходное, снимающего противоречия".


Рихард Вагнер (1870, "Моя жизнь"): "Я с радостью подметил способность германского духа оставлять темные пределы своей национальности и под любой одеждой схватывать черты общечеловеческого, что в моих глазах роднило его с эллинским гением".

Я всё-таки поражаюсь, насколько все эти рассуждения про "избранность", "особость", "всечеловечность", "пограничное положение между Западом и Востоком" - насколько все они типичны и банальны для всех европейских национализмов. То, что интеллектуалы прошлого подобным образом рассуждали про русский народ - просто доказывает, что они мыслили по европейским шаблонам. И люди, которые продолжают принимать эти рассуждения за чистую монету - вызывают только улыбку.

P.S. Кстати, забавно, но "пушкинская речь" строится, вообще говоря, как полемика с дискурсом внутреннего колониализма (или с тем, что Достоевский принимает за таковой).

"Может ли кто сказать, что русский народ есть только косная масса, осужденная лишь служить {экономически} преуспеянию и развитию европейской интеллигенции нашей, возвысившейся над народом нашим, сама же в себе заключает лишь мертвую косность?" Достоевский вкладывает следующие слова в уста "русских иноземцев": "не закабалить народ наш мы хотим, говоря о послушании его, о, конечно нет! не выводите, пожалуйста, этого. Напротив, мы намерены образовать наш народ помаленьку (...) Если же народ окажется неспособным к образованию, то - устранить народ. Ибо тогда выставится уже ясно, что народ наш есть только недостойная, варварская масса, которую надо заставить лишь слушаться".

Вообще вся "Пушкинская речь" Достоевского напоминает монолог интеллектуала из Третьего мира, который полемизирует с колонизаторами ("вы говорите, что модернизируете нас, на самом деле вы нас эксплуатируете и лишаете самобытности") и выступает от лица многомилионной массы туземцев. И это гораздо интереснее, чем рассуждения про "всечеловечность" (кстати, уверен, их можно найти и у националистов из европейских колоний - дескать, у нас, у сенегальцев, самая отзывчивая душа). Были ли что-то похожее у тех же немцев, например (т.е. не просто рассуждения о самобытности, а рассуждения о самобытности от лица субалтернов, угнетенных "иноземной" элитой)?

Музей Антибольшевисткого сопротивления в Подольске

Итак, обещанный отчет.

Мы с ilya_lazarenko и bacchusv, а также с zanth_fosgenij и root66 в субботу 31 июля побывали на открытии музея. Добираться до него достаточно удобно - от Царицыно до Подольска на электричке вообще ехать минут двадцать, потом прямо от жд вокзала отходит автобус № 1, правда, он ходит с некоторыми интервалами. На нем 15 минут ехать до конечной остановки, дальше спускаться вниз по асфальтовой дорожки до больших ворот.

Музей (и рядом с ним памятник) располагается на территории большой частной усадьбы, которая огорожена крепкой стеной и неплохо охраняется, поэтому шмуклерам, матильдам дон, а также прочим сталинистам, троцкистам и пр. красным блицкригам там ничего не светит кроме люлей.

Народу на открытие собралось много, человек 200-300. Многие из них были весьма колоритны, и столько казаков и людей в интересных костюмах я видел разве что на сборище толкиенистов давно не видел.

Collapse )



Колоритный мужичок с усами и в черной форме. Хочу такую же фуражку! (и такие же усы!)

Еще казаки.


Про сам музей: на мой взгляд, он сделан очень достойно и существенно интереснее многих провинциальных музеев. Разнообразные плакаты (от русско-японской войны до перестройки) можно рассматривать очень долго и с большим интересом. Другие экспонаты тоже радуют. Конечно, чувствуются еще какие-то недоделки - не везде к экспонатам есть подписи, кое-где еще не вставлено стекло в витрину. Но в целом, повторяю, очень достойно.

Collapse )

Немецкие плакаты, которые так возбудили поцреотическую общественность, занимают единственный стенд в зале на втором этаже (т.е. составляют совершенно незначительную часть экспозиции).






Рядом же висели и многочисленные совковые плакаты времен войны. Поцреотов это должно утешить, а нормальным людям продемонстрировать, что большевизм и большевистская пропаганда были в общем-то ничем не лучше гитлеризма и гитлеровской пропаганды.
Collapse )

апдейт. Еще репортаж http://svpressa.ru/society/article/28470/

"Несомненно, ибо невозможно". Памяти Егора Летова.

Написал статью о Летове и христианстве. http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=726 Достаточно важную для меня и во многом отражающую мое собственное мироощущение. И то, чем Летов мне дорог. Может быть, получилось немного мрачновато и пафосно. Но зато живо.

Текст статьи - под катом.

Смерть

Я попытаюсь сказать о возможном христианском опыте понимания творчества и личности Егора Летова. Вопрос об этом отнюдь не случаен. Ведь Егора Летова считали и считают "своим" многие думающие православные миряне и даже священники (из первых, кто пришли в голову, могу назвать о. Димитрия Карпенко, о. Алексия Секова). Но Летов никогда не включал в свои песни строк о православии и вере в Бога, он не звал на свои концерты проповедовать православных батюшек, как это делает Кинчев. Он не демонстрировал веры, да и не держал веры в душе, пусть и "потаенно". Егора Летова никак нельзя назвать верующим в традиционном смысле этого слова. Но, тем не менее, что-то тянуло и тянет христиан к нему.

Думаю, это связано с тем, что мир Летова, несмотря на всё выше сказанное, существует, прежде всего, в христианских координатах. Образы его песен соответствуют христианскому мироощущению. Едва ли сам Летов был христианином, но пространство его текстов совпадает со значительным участком христианской вселенной. Собственно, о топографии этого участка я и попытаюсь сказать несколько слов.

Collapse )