September 26th, 2007

Еще о мутных учениях:

Взято с сайта http://www.sms-molitva.ru/ (За наводку спасибо http://ann-d.livejournal.com/)

"Закажите молебен или поминание на литургию, если:
боитесь завтрашнего экзамена; начинаете новое дело и хотите успеха; ваши родные болеют; переживаете за близких в дороге; собираетесь на собеседование и у вас дрожат коленки; чувствуете себя одиноко... Если вам не хватает денег, уважения, внимания; если хотите, чтобы ваши дети хорошо учились; если в ваш дом пришла беда наркомании; если хотите помочь родным избавиться от алкогольной зависимости; если жаждете рождения ребенка; если боитесь преступников; если пережили потерю близких; если хотите избавиться от комплексов, хандры или депрессии; если ищете себя и не можете найти...


Наш сервис оперативно доставит вашу "записочку" в храм. Господь поможет вам в бесчисленном множестве и других трудных ситуаций, просто попросите Его помощи."

Следующими по списку должны были бы быть: "если у вас заболела любимая собачка, если у вас сломалась машина, если вас девушки не любят..." Бог как услужливый лакей, подающий карету, когда идет дождь (я как-то писал про это в одной статье, если кто помнит)... Православие как средство для решения бытовых проблем.

Впрочем, тут есть один вопрос: всё-таки, к Богу можно обращаться со своими личными, пусть даже бытовыми проблемами. Христианство, в отличие от всех остальных религий, не признает, что в человеке есть хоть какая-то недостойная сфера, которой божественное косаться не может. Во всяком случае, Бог, ставший человеком - вот главный аргумент за то, что всё чисто, всё можно предносить пред Лице Божье. В конце концов, лишняя бутылка, которую найдет и сдаст Марь Иванна, чтобы не помереть с голоду, значит ни чуть не меньше, чем всякая отвлеченная метафизика и гибель государств/цивилизаций/народов. И почему бы Марь Иванне не помолится об этой бутылке, не попросить ее у Господа?
Но где тот уровень, когда из личного дела, касающегося лишь Бога и человека, просьба о бытовых вещах становится пошлостью (когда такие просьбы превращаются в некую систему заклинаний, существующих на уровне социума и подменяющих личные отношения с Богом?) Где та грань, за которой просьбы о бытовом становятся превращением религии в средство служения собственному комфорту? О бутылке можно помолиться, а о десяти пустых бутылках (чтобы вместе с батоном хлеба, скажем, купить еще и пакет молока) - уже нельзя?.. Философская проблема. Не менее важная, чем проблемы гносеологические, например.

2 афоризма.

Читаю Шестова, так что несколько подпольно-парадоксалистское настроение. Пришло на ум.
1. Пока античность не будет вытеснена из области классики в область архаики, современность (Модерн) так никогда и не наступит. То есть мир не станет современным в полном смысле этого слова, пока мы не перестанем античность (в сфере философии, искусства) воспринимать как некий идеал, образец. Она не образцом должна ощущаться, а некоей древней экзотикой, чем-то раз и навсегда пройденным и преодоленным. Когда я читаю Платона и Аристотеля, у меня ровно такое же ощущение. Дико архаичные тексты. Никогда в голову мне не придет искать в них некий архетип, прообраз, идеал современной мысли. А ведь многим, почти всем - приходит.
Скажете: никогда античность не сделать архаикой, всегда она будет актуальна для нас. Что ж, вполне вероятно. Но тогда современность до конца истории так никогда и не наступит. Мобильные телекфоны, компьютеры, ядерное оружие - и античная скульптура, словеснось, перевешивающие их многократно. Греция не умерла. Она просто сменила наряд.
....
Итогом первого суда над Сократом была чашка цикуты и вечная слава. Сократ не пожелал бежать и жить в изгнании. Итогом второго суда, суда современности - должно быть именно это последнее - изгнание Сократа, сократизма, платонизма, всей этой морализаторской диалектики из нашего мира и наших сердец. Скорее всего, этого так никогда и не произойдет. Сократ так и останется нашим учителем. Мы всех будем мерить по Сократу. Во всех видеть Сократа. Он никогда не уйдет в изгнание.
2. Я знаю две книги, сравнимые по пленительности и притягательности возможного жизненного опыта (заметим, опыта, а не системы ценностей или идей), в них предлагаемого. Это "Миф о Сизифе" Камю и "Подражание Христу" Фомы Кемпийского. Жаль, что ни тот, ни другой опыт неосуществимы.

Кавказ-Центр 2.

Продолжение истории с Кавказ-Центром: Пишет, видимо, какой-то его сотрудник.

"Трусость — отличительная черта русскоговорящих журналистов. Какая страна, такие и журналисты. Журналист Храмов, статья которого перепечатал КЦ, решил «отмежеваться» от нашей перепечатки и показать свою лояльность и преданность чекистскому режиму, доказав тем самым в глазах чекистов, что он не в коем случае «не подрывник устоев». В своем сетевом дневнике он пишет:

Collapse )

Трындец. Смеялся долго. Оказывается, свои идеи я позаимствовал у Кавказ-Центра))
А вообще, из этих самых слов вполне понятно, почему я считаю КЦ достаточно маргинальным и нехорошим местом. Вовсе не из страха перед ФСБ. Я имею поводы не бояться его по нескольким причинам.
А из-за таких вот обобщений про "русскоязычных". Я, как наверно Вы представляете, далеко не брызжущий слюной "патриот" и "националист". Я считаю, что в любой нации есть как хорошие, так и плохие люди, как трусливые, так и смелые. Но так вот: призывать "разрушить Россию", судить о нации "в целом" - это самый настоящий расизм. Да, пусть сейчас в России чекисткая власть. Но это не значит, что не будет никакой другой. Да, пусть в России не очень хорошо - но это не значит, что в России никогда не станет лучше.
Я же не предлагаю выжечь и разрушить Чечню как страну кадыровых и басаевых. Не надо обобщать. Там есть Кадыров. Был Басаев.. Но это не значит, что там нет хороших, вменяемых людей. И что когда-нибудь в Чечне дела не поправятся. Вот так вот.