March 1st, 2007

Не могу не сказать

Сегодня Путин выдвинул в президенты Чесни Рамзана Кадырова. В этом, конечно же, нет ничего удивительного. Это лишь окончательное официальное признание того статуса, которым Рамзан обладал в Чечне последние года три.... Я не претендую на роль какого-то пророка, но не могу не сказать, что поддержка режима Рамзана Кадырова - ЭТО ОДНА ИЗ САМЫХ ТЯЖЕЛЫХ ОШИБОК ПУТИНСКОГО ПРАВЛЕНИЯ. И Россия за нее дорого расплатится. А пока на российские деньги мы вооружаем кадыровских головорезов. А пока из российских денег спонсируется культ личности "героя и Центороя" и его замашки восточного деспота. И потому пока Россия и российская власть устраивают Рамзана - он использует их как дойную корову. Но, рано или поздно, поток денег на восстановление Чечни, вернее, в карманы Кадырова, иссякнет. И вот тогда мы получим такой сепаратизм, который нам и не снился. Получим кровавую третью чеченскую войну. Войну с теми, кого вооружали и откармливали. А если и не получим, то будем подвергаться постоянному рэкету со сторону чеченского царька...

Да, политики обычно не расплачиваются за свои ошибки. За них расплачиваются другие. Так-то...

Анри де Любак и иер. Серафим (Роуз)

Читаю сейчас "Кризис атеистического гуманизма" Анри де Любака. Не сказал бы, что книжка содержит какой-ту суперпроникновенный и впечатляющий философский анализ, но как собрание цитат и общее обсуждение доктрин - очень даже ничего (особенно для тех, кто вряд ли когда-нибудь доберется до соответствующих первоисточников).Про Фейербаха написано ничего, про Ницше мне не очень понравилось. Но замечательно, на мой взгляд, рассмотрение Огюста Конта. Конта мало переводят и переводили на русский язык. Мне известен только перевод коротенького "Духа позитивной философии". Кто-нибудь знает еще что-то?
Но пару цитат из Любака приведу-таки: Любак верно говорит о задачах "атеистического гуманизма": "Простого отрицания ... было уже недостаточно: надлежало превысить подобное отрицание, чтобы совершенно исключить опасность возврата к утверждению, то есть нельзя было даже оставлять какую-то возможность для самой постановки вопроса о Боге". (стр. 30) В этом, думаю, и заключается суть позитивизма. В своем отгораживании человека от Бога он превосходит атеизм. Справедливо замечает Любак, что "Сознание безбожника испытывает новые потрясения: если по поводу абсолюта, отрицание которого и составляет это сознание, остается беспокойство, внушенное вопросом, который с самого начала был неосторожно принят к рассмотрению, то позитивизм окончательно справляется с этой работой. Благодаря ему, "Бог удалился, не оставив вопросов"... " Вы замечали, что если снять со стены картину, то на ее месте остается видимый след, невыцветшие обои. Так вот, если потереть, посалить это место, то и следа не останется. Да, атеизм живет с этим следом удалившегося Бога. Позитивизм же хочет затереть и его. Чтобы Бог ушел, не оставив вопросов...
А при чем тут иер. Мерафим (Роуз)? А вот тоже недавно прочел его книжечку "Человек против Бога". Предмет ее схож с предметом книги Любака. Но разница... Как небо и земля. У Роуза - ругань, а у Любака - попытка разобраться, множество цитат и вполне объективное изложение. И это при том, что Любак - католик. Который потом стал кардиналом. Мда...

дебаты в Билингве -11

Мда, пишу четвертый пост за день. Такого еще со мной не случалось. Пишу в удрученном настроении. Вчера на дебыты в Билингве не пошел. Хотя и мог бы. Ведь на десятых-то был. Я то не пришел, зато пришло с десяток фашиков во главе с небезызвестным отморозком Тесаком. И минут десять орали зигхайль. И никто, НИКТО, понимаете, и пальцем не двинул. Ни Илья Яшин, наш "уличный боец" и метатель презервативов. В общем, смысл был таков: пришли бритоголовые, всех опустили и безнаказанно ушли. Вот. И главное, что я чувствую, что если бы я там был, то вот сидел бы там, как и остальные, и хлопал бы глазами. А если бы все-таки не утерпел, что-то бы сказал, то вот накинулись бы они на меня, по ихнему обычаю, вдесятером, и опять бы, все сидели бы и молча хлопали глазами. Как хлопали глазами, когда в метро убивали и избивали грузинских мальчиков.
Конечно, хорошо, что драки не было. Тесак и компания - известные провокаторы и хулиганы, может быть, в завязавшейся драки кто-то бы серьезно пострадал. Но смысл от этого не меняется: пришли - всех опустили - и ушли.
А по этому случаю мне вспомнилось одно место из воспоминаний о Бердяеве.
"В Париже Н.А. снова выступил в защиту евреев. Зал был переполнен. По окончании его доклада какой-то молодой человек начал в грубой и резкой форме возражать Н.А., нападая на евреев и высказывая приблизительно мысли "Протокола сионских мудрецов". Его речь прерывалась бешеными аплодисментами группы его единомышленников. Когда Н.А. начал отвечать ему, его прерывали шиканьем, свистом и криками. Я сидела в первом ряду и видела, как Н.А. вдруг побледнел. Я почувствовала, что его охватил страшный припадок гнева и негодования, при котором я несколько раз присутствовала и в котором была такая сила, что сопротивляться было невозможно. "Немедленно прошу покинуть зал - раздался его громовой голос - здесь не чайная русского народа". Смущенный молодой человек, окруженный группой единомышленников, молча покинул зал собрания"...
Ситуация - зеркальная бывшей вчера. Эх, Николай Александрович, Николай Александрович... Сейчас есть только мистеры паркеры, которые могут только упорно отмалчиваться, слушая, как орут в зале фашистские молодчики.