February 22nd, 2007

В лесу болото...

"В лесу болото,
А также мох,
Родился кто-то,
Потом издох"

Владимир Соловьев о себе в письме к Э. Радлову. Мне очень понравилось это четверостишие. Обязательно сделаю его эпиграфом к какому-нибудь своему тексту. Мне оно напомнило лес, глухой лес с поваленными трухлявыми деревьями, которые переламываются, только наступи на них. Где-то в кронах монотонно попевает птичка. Мох. Пеньки. Чащоба... А ведь так и есть: "родился кто-то, потом издох..." Живое существо, мышка, жук - родилось и умерло в чащобе. И эти стволы какими были, такими и остались. Ничего, ничего не изменилось. А не так ли бывает и с людьми? Ведь в нашей смерти нас ужасает именно то, что после нее ничего не изменится. "Родился кто-то, потом издох". Разве эти слова нельзя приложить к каждому из нас?
По этому поводу года три назад я сочинил следующий стишок:

"Вот, я умру, и те же бесконечные облака
будут плыть над синей ночью, та же луна
не перестанет лить свой холодный свет на
мокрую осеннюю землю… Деревья чуть
дрогнут, и вновь зашелестят, закачаются
в порывах налетевшего ветра."
  • Current Mood
    меланхоличное